Пять историй, почему

Пять историй, почему мигранты возвращаются обратно на Родину

18 декабря в мире отмечают Международный день мигранта. По некоторым данным, из более миллиона таджикистанцев, которые трудились в Российской Федерации, за последние полтора года домой вернулись больше половины. Мы решили узнать, по каким причинам бывшие трудовые мигранты вернулись на родину и чем они сейчас занимаются.

Не нашел работы

Бехруз и Фируз Каримовы из кишлака Комсомол Гиссарского района работали в Москве на строительных объектах в течение последних пяти лет.

– Я уехал на заработки, когда мне было 18 лет, – рассказывает 23-летний Фируз. – На родине я не нашел работу, никуда не смог устроиться. После окончания школы не смог никуда поступить: семейный бюджет не позволил. Строительным работам научился в Москве, когда устроился разнорабочим. Раньше все было хорошо: из 15-20 тысяч рублей, которые получал ежемесячно, домой отправлял по 10 тысяч, а 5 тысяч уходило на питание, одежду и общежитие, где мы жили. Дома на мои деньги отец построил дом и собрал сумму на мою свадьбу. Приехал домой в отпуск, женился, родился сын. Потом снова уехал в Москву.

Последний раз Фируз был в России этим летом. Но не получилось с работой. Сначала долго искал, а когда нашел работу, то проработал всего полтора месяца. Строительство закончилось, иФируз снова оказался не у дел.Пришлось возвращаться домой.

– Из членов семьи работаю только я, – рассказывает Фируз. – Гоняю такси по маршруту Гиссар-Душанбе. Но заработанных денег хватает только на еду. Плюс большая конкуренция сейчас, поэтому заработка все меньше.

По данным ФМС МВД РФ, за январь-октябрь 2016 года из страныбыло выдворено и депортировано 50028 иностранных граждан (за 10 месяцев прошлого года 94748).

Выдворили

Через три месяца после Фируза, в сентябре этого года, из трудовой миграции вернулся его старший брат Бехруз. Но у него другая история: закончился срок регистрации;для ее продления нужно было пересечь границу, чтобы поставили штамп в паспорте. Так как авиабилет из России в Турцию стоит дешевле, чем в Таджикистан, он прилетел в Стамбул и, не выходя из аэропорта, сразу вернулся обратно. Но парню не повезло: по прилете он попал в руки пограничников, которые депортировали его на два года в связи с нарушением срока пребывания.

У Бехруза трое детей, живет вместе с братом и родителями в маленьком доме. В районе и в Душанбе работу не может найти уже четвертый месяц. Поэтому вынужден сидеть дома и считать дни, когда пройдут эти два года и он снова сможет вернуться в Россию

На жизнь хватает. В Россию больше не хочу

Душанбинский таксист Хуршед, который подвез меня на днях, рассказал, что вернулся из России несколько месяцев назад, потому что работать там стало невыгодно.

– Я там тоже был таксистом, – рассказывает Хуршед. – Для того чтобы устроиться на работу, нужно купить патент, который стоит недешево 20 тысяч рублей. Потом нужно еще каждый месяц платить налог за этот патент в размере 4200 рублей. В случае его неуплаты или просрочки хотя бы на день документ считается недействительным. Плюс надо еще было платить 500 рублей за продление регистрации по месту пребывания, а сама регистрация стоит порядка полутора тысяч.

Здесь я занимаюсь частным извозом. В среднем в день зарабатываю по 100-120 сомони. Если из этого высчитать траты на топливо и ремонт машины, то в месяц выходит порядка 200-300 долларов. Это почти равносильно тому, что я зарабатывал в последнее время на чужбине, ведь курс российского рубляотносительно доллара упал в разы. Мне не надо платить за съем квартиры, думать о том, сколько отправить семье. Да и морально спокойнее. Семья рядом, на жизнь хватает, поэтому в Россию больше не хочу.

Попал под горячую руку

Худжамурод Джалилов работал таксистом в Екатеринбурге в течение последних пяти лет. В РФ живет порядка десяти лет. До этого работал дальнобойщиком в Красноярске, потом вместе с женой и двумя сыновьями перебрался в Екатеринбург.

– Я еще не успел подать документы на гражданство, хотя стоило раньше об этом позаботиться, – с досадой рассказывает Худжа, как его все называют. – А жена у меня бойкая: специально пошла в дворники, чтобы работать официально, – у нее уже есть вид на жительство. Оба сына тоже работают: один – контролером в городском транспорте, второй сторожем на частном предприятии. Не повезло только мне: в феврале 2015 года попалсяэфэмэсникампод горячую руку – они проводили совместный рейд на дорогах, остановили меня. Стали проверять документы, а у меня водительские права просроченные. Не стали смотреть, что с регистрацией и с патентом все в порядке. Им нужны были результаты: сдать план, сколько иностранцев имеют нарушения. Хотя нарушение у меня было пустячным, только несколько дней, как истек срок прав, и я бы мог их продлить, если бы они дали мне шанс.

Трудовой мигрант. Архивное фото.
Худжамурода выдворили на два года.

– Интересная картина получается: я живу здесь, в Таджикистане, но без семьи. Жена не может приехать сюда, так как у нее работа, и гражданство вот-вот получит. Здесь я как гастарбайтер – постоянно на случайных заработках. Ждем, когда у меня закончится срок и мы снова воссоединимся.

По данным Всемирного банка, от денежных переводов из разных стран мира зависит 21% экономики Армении, 12% – Грузии, 31,5% – Кыргызстана, 25% – Молдавии, 42% – Таджикистана. В основном этот поток валюты формируется за счет денег мигрантов, работающих в России.

Из-за болезни

Оксане 43 года, в трудовой миграции она не новичок. Впервые ездила на заработки в 1995 году, во второй раз в 1999 году и в последний раз – два года назад.

– После двух своих поездок так намучилась, что думала, не поеду больше в Россию, хотя я и русская по национальности, но все равно там чужая. В России меня называли не иначе как черной, потому что акцент у меня есть, – рассказывает Оксана. – В третий раз поехала в Россию из-за крайней нужды, мужа здесь посадили в тюрьму, ему ведь нужно передачки носить, а денег нет. Мама умерла, папа старый, не работает, пенсия у него маленькая. Сын у меня подрос, его одевать и кормить надо, да еще и ремонт в квартире не делала давно. Даже не могла себе позволить термекс установить, руки постоянно в холодной воде. В общем, поехала я вПитер, устроилась в магазин Три пятерки, мы в подвале сидели, переклеивали цены на просроченных продуктах. Работа была нелегальной, поэтому нас не оформили.

За жилье Оксана не платила (работодатели устроили в общежитие), за питание тоже:кормилась с магазина. Проработала полгода, получала 20 тысяч, которые отправляла домой. И вдруг – рейд ФМС.

– Смотрят, а у меня нет разрешения на работу. Мне ведь нельзя с продуктами работать, у меня гепатит С. И поэтому в столовые не брали. А на стройке женщинам тяжело. Поэтому меня и депортировали. Хотя если честно, гепатит я подхватила здесь же, в России, когда первый раз приехала работать в Воронеж. Откуда,от кого? Так и не выявили.

Вернувшись, Оксана сначала работала посудомойкой, потом техничкой. Сейчас по объявлениям квартиры убирает.

– Я не боюсь никакой работы. В среднем зарабатываю по 500-800 сомони в месяц, плюс пенсия у отца 250 сомони. Выживаем, – говорит женщина. -Я набожная: приняла ислам и молюсь, не употребляю спиртного, не имею пагубных привычек. Что касается моей болезни, то лекарства дорогие, даже Эссенциале себе не позволяю купить, оно 60 сомони стоит, поэтому обхожусь травами, которые завариваю, и так поддерживаю себя в течение 20 лет, что болею. Я поняла, что нужно смириться с судьбой. Что Бог пошлет, надо принимать. Ни на кого не надеюсь, не унываю. Кто хочет, тот всегда найдет работу.

4 Replies to “Пять историй, почему”

  1. Мне больше всего жалко не мужчинам а Оксану :((((
    Все наши женшини мучаются из за нехороший жизни :(((
    Дай бог всем женшинам здоровье, счастья и много денег.

  2. С такой медленной власти как у нас, эта проблемма долго ещё будет продолжаться

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *