купить икону петра

**Ролики**

По продуваемому морозным ветром перрону медленно шли не выспавшиеся люди. Вертлявая молоденькая стерва отчитывала пожилого спутника, сжимая лайковой перчаткой воротник дорогой шубы. Три бизнесмена с мятыми и загорелыми лицами нетвёрдым шагом направлялись к группе таксистов-банковщиков. Артём смотрел на персонажей нескончаемой процессию с чувством жалости и брезгливости, прекрасно понимая, что и сам выглядит примерно так же. Закурив он повернулся к Левину.
– Сейчас в гостиницу: душ примем, побреемся. Потом перекусим и на встречу.
– Я сначала ролики хочу купить. Здесь большой магазин неподалёку.
– Зачем тебе зимой ролики, Петя? – выдохнул пар Артём.
– Зимой скидки большие. И площадку под крышей открыли. Будем с Ирой кататься. Это её идея.
На Проспекте Мира было ещё ветреней. Мимо неслись заляпанные грязью машины, дома казались серыми недобрыми исполинами, способными в любой момент раздавить и похоронить под своими обломками. Артём остановился и начал тереть виски. Через несколько часов встреча с очень серьёзными людьми, от которых зависит быстрая и доходная схема, а он с Петей идёт за роликами, которые насоветовала купить неугомонная и глупая Ира. Но это не повод поправлять здоровье и гнать головную боль с похмельной нервозностью, настраивал себя Артём. Левин уверенно зашёл в магазин, громко поздоровался и деловым тоном сказал, что ему нужны ролики. Гибкая крохотная продавщица натянуто улыбнулась:
– Вы новичок или профессионал?
– Скорее первое. Я катался на роликах, но это было в детстве, – отчеканил Левин. Ролики тогда были четырёхколёсными. А ещё
– а ещё бабушка пристегнула их к сандалиям на вырост и Петя врезался в фонарный столб, – вставил Артём. Это и стало причиной того, что много лет спустя, в минус двадцать, он пошёл не за лыжами, а за роликами.
Девушка хохотнула, прикрыв рот ладошкой, Пётр сжал губы, но промолчал.

До гостиницы ехали молча. В салоне авто играли пошлые незатейливые песни про зону, грев и не стерпевшую позора маму. В лифте Левин то и дело посматривал на глянцевую коробку и как только компаньоны вошли в номер, Пётр тут же принялся распаковывать коньки. Создавалось впечатление, что он открыл чемоданчик с проложенными бумагой сокровищами. Картон открывался рывками, бумага летела на пол.
Поморщившись, Артём открыл холодильник, ненадолго задержал взгляд на минибаре и вновь посмотрел на Левина. Увлекающийся, немного своеобразный человек, подумал Артём. И тренировка терпения, это вовсе не повод полоскать горло виски или ромом, дал себе очередную установку Артём.
– Тёма, покажи, а как надо, – Левин протянул правый конёк товарищу. – Ты же умеешь, Тёма. – Техники разные. Я про хоккейные коньки и ролики.
– Но ты же сам говорил, что умеешь. Ну… пожалуйста.
– Мы на восемнадцатом этаже, в коридоре ковровая дорожка. И окна с торцов – чуть выше колена.
– Артём, ты полдороги бредил, приставал к шлюхе из соседнего СВ, а я тебя удерживал. От беды удерживал.

Артём сел на край дивана, быстро застегнул ботинки и медленно направился к выходу из номера. Он показывал как правильно расположить центр тяжести, как отталкиваться и держать равновесие. В этот момент из соседнего номера вышли два чересчур смуглых человека в дублёнках и норковых шапках. Густые смоляные брови и удивлённые глаза, выдавали в них гостей из южного сопределья. С полминуты посмотрев на импровизированную тренировку, они прицокивая вышли в холл. Артёму вновь стало не по себе. Стягивая жёсткие пластмассовые ботинки, он просил Левина быть осторожнее и напоминал о важности встречи. Пётр выходил в коридор по стеночке, что-то матерно нашёптывая и осеняя себя крестом. Артём оттаскивал к стене ковровую дорожку, моля Господа о благом исходе.
Левин оттолкнулся и поехал на прямых ногах. Через мгновенье он развёл в стороны руки и начал ими хаотично размахивать еле удерживая равновесие. Перед глазами Артёма проплывали кадры замедленной съёмки. Вот Петя плавно мотает своей лысой, идеально правильной головой. Вот его руки начинают напоминать уродливые крылья и он забыв как тормозить, машет ими всё ближе подъезжая к окну. Вот и первые звуки никак не ложащиеся на видеоряд. Левин скороговоркой выдаёт матерные тирады и повизгивая продолжает ехать к непредсказуемому финишу. А вот он находит единственный путь к спасению. Артём увидел тяжёлый, трепещущий на ветру флаг. Он развевается назло стихии, а флагшток не отпускает его в последний полёт.

Понимая, что катание может закончится плачевно, Пётр удивительно быстро среагировал и молниеносно принял решение. Увидев открытую дверь, он обеими руками уцепился за косяк, на доли секунды оказался в горизонтальном положении и ослабив хватку с грохотом ударился о дверь номера напротив. Сначала по коридору с воплями пронеслась полная женщина в одном полотенце и шлёпках. За ней с криком “подожди, пилять”, мчался человек в халате, похожий на певицу Розу Рымбаеву. Артём зашёл в номер, открыл минибар, залпом выпил крохотную бутылку виски и вернулся в коридор. Левин лежал на боку и постанывал. Тут же появилась горничная. Это была женщина лет шестидесяти, с зачёсанными назад седыми волосами.
– Ох, ты же, б@ядь! – вскрикнула она увидев кровь на щеке Левина и тут же поправилась. – Спаси, Господи! Жив-то, ездун?
– Вроде не умер… – промычал Петя.

В кабинете было накурено и пахло дорогим парфюмом. За столом карельской берёзы, под рядами икон, сидел Андрей Сергеевич, полный мужчина с грубо зарубцевавшимся шрамом через всю левую щёку. Было ещё три человека в полосатых твидовых костюмах, которые явно не подходили их внешности. Идея гешефта принадлежала Артёму, а вот Андрея Сергеевича сосватал авторитетный родственник Левина, отбывающий срок за попытку рейдерского захвата большой фабрики. Артём разъяснял все нюансы схемы спокойным, размеренным голосом. Если возникали вопросы, тут же без запинки отвечал на них. Андрей Сергеевич улыбался, не очень удачно шутил, но было видно, что провернуть эту операцию он не прочь. Прозвучало предложение выпить за успех. Неожиданно хозяин кабинета обратился к Левину:
– А где щёку поранил, Пётр?
– Да в поезде. Из ресторана шли, вагон качнуло, а я дверь тамбура и ушёл.
Возникла небольшая пауза.
– Гонит он про тамбур и поезд, – вставил невысокий брюнет с печатью вечного сидельца. – Иркина мать горничной на их этаже работает. Говорит, утром сегодня какой-то лысый мужик на роликах по коридору катался. Короче, слетел с копыт и щёку покромсал. И Алька, проститутка толстая из нижнего бара, она тоже сказала. В полотенце из номера выскочила от страха.
– По коридору на роликах? – с изумлением в голосе проговорил Андрей Сергеевич? – Э-э-э, странно. Но ладно ролики, Пётр. Мой знакомый в Швейцарии на спор в чемодане пластмассовом с горы пытался съехать…
– Царствие небесное брату нашему покойному Игорю, – перекрестился брюнет, а за ним и все присутствующие.
– Да, Царствие небесное, – Андрей Сергеевич зло посмотрел на перебившего. – Так вот, Пётр… Ролики дело второе, пустяшное. Меня другое беспокоит. Ты мне соврал, Пётр. А тебя Марик рекомендовал. Для меня его рекомендация как слово отца. Марик, он с понятиями, он с правдой в душе и по жизни… А ты соврал.

Артём поднялся в номер после двух порций виски и тут же принялся собирать вещи. Пётр, лёжа на кровати, смотрел футбол, глубоко затягиваясь длинной, тоненькой сигаретой.
– Сука… Завтра после завтрака выкину эти проклятые ролики на хер.
– И не вздумай, кретин. Дети ведь вырастут. Вырастут, а ты им расскажешь, что были у тебя четырёхколёсные ролики, а потом ты стал взрослее и круче круче. Настолько круче, что позволил себе ролики за триста тысяч долларов. Триста тысяч долларов, Петя!
Громко хлопнув дверью, Артём улыбнулся и покатил чемодан к выходу.

3 Replies to “купить икону петра”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *